Репетиции в мясном цеху и трансформаторной будке, переезд в Санкт-Петербург и запись первого альбома: питерская музыка от челябинцев

Питерская группа «Тупо», образованная челябинскими музыкантами, 25 ноября представила первую часть альбома под названием «Моя омерзительная, грязная, хрупкая, искренняя, безнадёжная, бесконечная любовь». Нам удалось пообщаться с участниками группы лично и узнать все подробности.

Почему название «Тупо»?

Лёша: Захотелось придумать что-то без особой смысловой нагрузки и самим придать этому смысл. Слово «Тупо» подходит под эту идею. Как и название многих групп: Nirvanа, «Кино» и других. Когда мы говорили слово «нирвана» до основания этой группы – мы думали явно не о жужжащих гитарах и энергичной музыке, правда? И за словом «тупо» ничего не стоит. Я его не воспринимаю с негативным подтекстом, а кто-то воспринимает, и это нормально! Смысл такой: нужно наполнить название таким бэкграундом, чтобы при произношении слова «тупо» возникал ассоциативный ряд.

Где проходили ваши первые репетиции? В гараже? Или вы были интеллигентными рокерами?

Лёша: Когда мы с Вовой переехали в Питер, то часто бывали на обычной репетиционной точке, так что здесь особо экстраординарного ничего нет. Но в Челябинске всё было интереснее. Нам приходилось репетировать в бывшем мясном цеху в одном из зданий на Лесопарковой. А изначально мы вообще занимались музыкой в актовом зале с дыркой в потолке! Туда залетал снег, падал дождь, росли грибы. Было очень холодно, всё промёрзшее… Снег идёт – а ты играешь.

Ваня: А мы с Вовой сначала «репали» в гараже на ЧМЗ у дяди друга, который был настоящим советским панком! Там был диванчик, какая-то непонятная барабанная установка, и мы там играли нечто странное. У нас были саксофон, бас-гитара и барабаны.

Вова: Не скажу, что в тот момент это была прям группа. Мы просто тусовались, что-то играли… Больше всего песни «Нирваны», конечно же. После наш друг позвал нас в коллектив, и вот тогда мы играли в трансформаторной будке, которая была полностью оборудована под репетиционную точку. Представь, когда ты выходишь на улицу, посередине двора стоит трансформаторная будка, а из неё доносится гул! Звукоизоляция была плохая… Иногда нас соседи просили поменьше шуметь, так как рядом стояла детская площадка.

.

.

А как вы реагируете на хейт?

Ваня: Да мы вообще весело отвечаем, никакой агрессии не имеем в этом плане. Если кто-то так думает, то пусть продолжает!

Лёша: Я лайкаю! Когда кто-то пишет плохое, я всегда лайкаю!

Поговорим про переезд. Можно ли сказать, что песня «Пора валить» была как раз про переезд из Челябинска в Питер?

Лёша: Нет. Мы её написали, когда уже жили в Питере.

Ваня: На самом деле, несмотря на название, она не несёт какого-то социального и политического подтекста, как многие могут подумать. Это такая сторителльная, веселая, фееричная история.

Лёша: Вообще, главная мысль песни: когда ты развлекаешься, творишь ерунду, то тебе весело. Но потом, когда тебе нужно платить за свои поступки, становится уже не смешно.

С какими трудностями в творчестве вы столкнулись после переезда? Как вас встретила питерская публика?

Вова: Мы начали играть в Питере заново, с самого начала, поэтому нельзя сказать, что публика «переехала» из Челябинска в Питер. Начали заново тут нарабатывать своё имя. А челябинская фан-база – это просто наши друзья. В самом начале были трудности с тем, чтобы сподвигнуть себя что-то сделать… Потому что, когда я первый переехал в Питер из Челябинска, вообще забросил заниматься музыкой, перестал репетировать и не думал играть в группе. И вот, когда Леша мне написал, всё так хорошо пошло, что и не верится даже как-то!.. Интересы кардинально сместились в сторону группы. Раньше я приходил домой, играл в компьютер и ложился спать. А сейчас мы постоянно с парнями только музыкой и занимаемся! Нужно много времени и денег, идей, ответственности и организованности. Со временем реально сложно, когда у тебя учёба, работа, бытовые обязанности – девушка, например. У меня произошло расставание как раз с таким тезисом, что «ты только музыкой занимаешься».

Лёша: Мне тоже такое говорили! Типо «хватит в своем телефоне сидеть» – а я в это время общаюсь с публикой – «задолбал ты с этими своими пацанами постоянно время проводить!»

Вова: Да, самое смешное, что с участниками группы особо не видишься. Бывало, что у нас за год с парнями не было ни одной обычной встречи. Мы могли репетировать один раз в неделю, а потом не видеться две недели. Вообще, можно сказать, что дружеских отношений почти и нет, у нас чисто рабочая среда. И когда говорят, что ты постоянно с пацанами, то это и так, и не совсем.

Ваня: Можно сказать, мы всё свободное время тратим на музыку и примерно 70 процентов своих финансов тоже туда уходит.

.

.

А кто у вас занимается написанием песен? Расскажите, кто придумывает тексты и как вы работаете вообще.

Лёша: Обычно где-то под Новый год начинается активность, но не всегда. Для качественного звука мы с Ваней поменяли все гитары, накидывали материал. И вот, после Нового года я записал демки и отослал ребятам в Телеграме. Какие-то поправки вносили ребята, а какие-то вещи вообще быстро и спонтанно написались. Потом мы уже собрались, начали пробовать играть.

Некоторые хорошие моменты оставляем, но в целом модернизируем песню – стараемся полностью переработать готовый продукт. Для меня это самый удобный формат, когда у тебя уже есть, с чем работать. Это как пластилин – лепи, что хочешь. Некоторые композиции мы дорабатываем прямо на репетиции. Например, то, что будет в следующем альбоме. В одной песне из первоначального остался только припев, мы на репетиции всё абсолютно поменяли. У нас нет какого-то рецепта. Каждая песня индивидуальна.

А бывает ли такое, что новые песни рождаются в импровизации?

Лёша: На самом деле, каких-то великих хитов во время джема у нас еще не родилось. Чаще всего мы просто собираемся вместе и начинаем сыгрываться, кайфуем. У нас часто получается какое-то египетское звучание, такое восточное. Или вообще психодел, старый рок.

Какой посыл вы несёте через своё творчество?

Лёша: Не убей, не укради… (смеётся)
На самом деле, гуманистский – любить людей! Мы так и придумывали название нового альбома «Моя омерзительная, грязная, хрупкая, искренняя, безнадёжная, бесконечная любовь». У нас не было определенной сюжетной концепции. Мы решали, как бы его назвать, чтобы отразить в названии все песни и пришли к выводу, что в основе всего лежит любовь. Ведь в любых феноменах, негативных или положительных, есть любовь. Во всех человеческих бедах виновата любовь. Мы решили, что в разных своих ипостасях она проявляется в каждой песне. Поэтому посыл, который мы несём в этот мир – научить людей любить.

Какая публика для вас идеальная?

Ваня: Идеальная публика – это та, которая кайфует от твоей музыки. Не важно, какой у тебя пол, рост, вес, рыжий ты или нормальный! (смеётся) Главное – чтобы тебе нравилась музыка.

Хотели ли вы чего-нибудь добиться в начале пути, или просто решили попробовать выложить треки и пустить всё на самотёк?

Лёша: В возрасте 14, 15, 16 лет мы просто кайфовали от музыки. Например, раньше я играл в другом коллективе рокабилли, джаз. Это специфическая музыка, но я от неё был в восторге. А сейчас, когда мы уже подросли, хочется, чтобы наше творчество оценили. В момент, когда ты только учишься, ты ещё не думаешь о какой-то славе, а когда становишься более опытным, то хочется общественного признания.

Вова: Да, когда мы играли в Челябинске, нам было плевать на славу. Мы даже особо не парились о том, придёт кто-нибудь на наш концерт в OZZе или нет. А когда выпустили свой первый ЕР на три песни, то впервые столкнулись с тем, что вообще такое «писать альбом»… У нас кардинально сменилось понимание того, что мы должны делать и как. Мне кажется, что до этого были не совсем честные песни, не совсем про нас, так как мы хотели угодить трендам… Но в итоге пришли к своему и хотим, чтобы нас услышали. Услышали то, что мы несём сейчас.

Кем были ваши кумиры? На кого вы равнялись?

Вова: У нас с Ваней всё началось с Боба Марли, наверное… Потом уже стали слушать «Нирвану». Также я раньше слушал «Металлику», потому что её обожал мой брат. Ну а вообще предпочитаю что-нибудь полегче.

Я так понимаю, вы слушали примерно одинаковое и уже знали заранее, что будете играть?

Ваня: На самом деле, когда мы только собрались и начали думать, в каком стиле будет играть наша группа, то у всех были совершенно разные варианты. Наши вкусы в музыке отличались. Начиная от рока, заканчивая Юрием Лозой.

Лёша: У меня вкусы очень часто менялись, да и сейчас меняются. Это всë был рок, безусловно. Каждый год у меня разные любимые группы, но также остаются любимые, с которых я начинал. Это был Led Zeppelin, потом пошёл Green Day, это вообще был разрыв! Также я познал для себя Pearl Jam, а зимой – эмо-рок и всякий пост-хардкор. И сменилось это всё резко Земфирой! В определённое время я слушал вообще только Земфиру, а потом перешёл на Placebo.

Какой трек в альбоме получился лучше всего?

Лёша: Мой личный фаворит… сложно его выбрать, потому что они мне все и нравятся, и не нравятся одновременно. Но то, что мы еще не успели заслушать – это «Город-пачка».

ТОП-3 песни, которые должен послушать каждый из вашего творчества.

1. Проплачу

2. ВНД

3. Город-пачка

.

.

Какую мысль вы хотели передать этим альбомом?

Лёша: Изначально он должен был состоять из 15 треков, но мы решили разбить его на две части. Сейчас выпустили первую, а вторая будет уже скоро. У этого альбома посыл тот же, но он скорее про личные переживания. «Ночь бесконечна», «Фильмы», «Проплачу» – более бодрые песни. «Город-пачка» уже потяжелее. Мы хотели еë включить во вторую часть. В первой идёт фокус на личности, наверное, на тебе. Во второй части, которая более важная для нас, будут освещены проблемы, которые волнуют уже целый мир, с которыми хотелось бы бороться на глобальном уровне.

Мы услышали совершенно новое звучание, новый стиль. Можно ли сказать, что группа «Тупо» повзрослела? Или вы просто резко решили изменить свой стиль?

Ваня: Мне кажется, с каждым следующим альбомом мы ощутимо прогрессируем. Ищем себя и свой звук. И во время записи этого альбома мы, безусловно, уделяли много времени экспериментам, поиску прикольного звучания. Не очень, конечно, продуктивно… Но если ты говоришь, что чувствуется ощутимая разница, то всё не зря! Значит, и каждый последующие альбомы будут разными.

Леша: Для тебя наш альбом – это точка в пространстве, это дата – 25 ноября. Для нас альбом – это длинная линия пути от предыдущего до нынешнего. У нас разное восприятие этого по времени. Слушателю это кажется резким переходом, а для нас это длинный путь, который мы прошли. Вторая часть будет чем-то похожа на предыдущую. А вот наш новый альбом, если мы продолжим заниматься музыкой, в момент, когда мы его выложим, будет совершенно другим, так как у нас кардинально поменяются взгляды.

Раз уж ты сказал про будущее, то какие у вас планы? Чего можно ждать фанатам?

Вова: Мы постоянно что-то планируем, но чаще всего далеко не заходим. Мы сейчас в такой ситуации, что горизонт планирования… он ограничивается только ближайшим выпуском песен. Из самых ближайших планов – запись нескольких видео. Также мы поняли, что нужно немного по-другому подойти к выпуску альбома, нам нужно ещё пару песен сочинить, записать.

.

.

А что насчёт концертов?

Вова: Мы хотим сделать большой сольный концерт нашей группы, чтобы это была не какая-нибудь солянка из артистов, а именно наш концерт. Самим организовывать, постить рекламу, чтобы из каждого чайника мы гудели, и люди к нам пришли. Сейчас мы не планируем никаких концертов до этого сольника, но кто знает, как повернётся судьба.

Будет ли у челябинских слушателей возможность услышать вас вживую?

Ваня: На самом деле, это наша голубая мечта – сыграть концерт в Челябинске, в родных стенах. Давненько мы там не были все вместе. Добраться в течение следующего года хорошо было бы!

Лёша: Если бы было к кому приехать, то мы приедем с удовольствием! Дело не в том, что мы не хотим, мы бы вообще где угодно были бы, если бы было к кому ехать. Хоть на Северный Полюс! Но мы люди небогатые, такие вылазки нужно планировать заранее, копить на них деньги. Я уверен, что в ближайшее время мы приедем в Москву, Санкт-Петербург и Челябинск.

А были ли у вас какие-нибудь необычные истории, связанные с вашим творчеством?

Лёша: Сидим мы как-то с Вовой, делать нам нечего… и мне пишет знакомый, предлагает сняться в видеоролике, рекламе подвесок для машины. Им нужна была группа, которая бы смогла играть на полном ходу внутри этой газели. Они планировали все это записывать на видео, а потом сравнивать выступление в спокойной остановке и в машине. С нами договорились, что мы встретимся, после поедем за город разъезжать на полигоне. Звоню Ване, говорю: «Там такое предложили!». Думаю, знакомый знакомого – это доверенный человек, а не какое-нибудь объявление с «Авито». Вова в тот момент улетал, он не мог присутствовать, поэтому мы играли с другим барабанщиком.

День съёмок. Мы подъехали ближе к спальным районам… Выходим на улицу и видим «ведущего». И тут происходит что-то не то… Ну, не выглядит это, как съёмочная команда! Даже когда мы снимали лайв в студии, это было больше похоже на съёмки – у нас было оборудование, свет, гитара, куча всего… А  тут вообще ничего не стоит!

Думаю, может, подъедут попозже. Нам говорят: «Ну, доставайте барабаны!».  Приезжает какая-то тарантайка… Мы достаём барабаны, ставим… и нам говорят: «Ну всё, давайте снимать!». Мы загрузились в серую вонючую газель, нам дали мотоциклетные шлемы.  Он нам перемотал дверь верёвкой, чтобы мы «не вывалились», и мы поехали прямо по дворам на этой газели! Играли там какую-то несуразицу, смеялись и всё. Получили за это три тысячи и уехали. А видео даже можно найти, оно называется «Ухабная симфония». Это было просто волшебно, всё не расскажешь! Кстати, в видео можно услышать трек, который выйдет в альбоме весной.

.

.

Играли ли вы раньше на улице, на нашей любимой Кировке, или были «домашними» музыкантами?

Лёша: Коммерсами, короче! (смеётся) Не, конечно, мы очень много проиграли на улице, причём всегда успешно! Вова с Ваней играли и я тоже. Как-то мы с друзьями проходили мимо «Мака» и решили, почему бы не попеть? Настритовали где-то 5000 рублей за очень короткий промежуток времени. Подумали, что это кайф! На следующую ночь пришли туда с гитарами и колонками. Зарабатывали деньги, а потом сразу же их тратили. Играли джем с акустическими гитарами, танцорами, битбоксом. Мы играли, танцоры танцевали, битбоксеры битбоксили. И это всё была импровизация. В общем, отжигали по полной!

Для многих челябинских ребят вы можете стать примером того, как создать группу, переехать в Питер и быть классными музыкантами. С чем может ознакомиться начинающий музыкант, ваш фанат, чтобы вдохновиться?

Ваня: У нас для этих целях даже есть подкаст, специально для молодых!

Лёша: На самом деле, мы не знаем, на каком уровне сейчас находимся в Питере среди музыкантов. Нам интересно, а кто заочно знает нас? Мы решили записывать свои подкасты, у нас уже вышло несколько выпусков…И в какой-то момент мы увидели подкасты знакомой музыкальной группы. Надеемся, что это мы их вдохновили на запись.

Есть ли что-то, чем вы гордитесь всей группой?

Лёша: Наш альбом – это самое выдающееся, что мы сделали за всё это время. Мы начали его придумывать с последнего релиза и записывали два месяца.

А сталкивались ли вы с выгоранием?

Лёша: После выпуска «Пора валить» мы исчезли с радаров друг друга, никак не общались. Мне кажется, что от процесса создания музыки невозможно выгореть. Я считаю, что можно выгореть от выкладывания видео и постов. Это больше надоедает. Это похоже на работу, рутину… а вот музыку создавать – это не рутина. Наоборот, тебе плохо, а ты можешь выразить это в музыке. У тебя должно быть такое дело, которое стимулирует тебя зарабатывать деньги.

Виктория Щелчкова

Вам также могут понравиться эти

X