О том, как на Руси жить

О том, как на Руси жить. Анастасия Богдашкина и ее «острые» карикатуры на тему теологии, православия и Патриарха.

В октябре интернет-сообщество бурлило – в котел подлило масла известие о том, что в Ядерном Университете МИФИ открыта кафедра теологии, возглавит которую митрополит Волоколамский Илларион. Новость породила не только шутки про святую воду, которая отныне будет распадаться на святой водород и святой кислород, но и горячие дебаты о целенаправленном внедрении Церкви в жизнь общества в целом и образования в частности. Патриарх от лица РПЦ опровергал все обвинения в клерикаризации, руководство МИФИ, как выяснялось, само выдвинуло это предложение, о том, что занятия на кафедре будут исключительно факультативными, а значит, выборными, все забывали.

Автор: Анастасия Богдашкина

 

Сейчас, когда споры немного поутихли, попробуем все-таки разобраться в том, что происходит.

Для начала – решим, что же обозначает термин «теология». Учение о Боге, систематизация и истолкование истории и догматов какой-то религии. В принципе, слова «теология» и «богословие» можно назвать синонимами, однако, в современном языке и в современной России они таковыми уже давно не являются. В традиции российского православия употреблять по отношению к себе именно термин богословия, в то время теология подразумевает изучение любой конкретной религии. Не обязательно православной. Однако, большинство СМИ, руководствуясь словарями, писали именно о преподавании богословия в МИФИ.

И все же, даже приняв то, что кафедра – не богословия в православном понимании, а теологии, нельзя упускать из вида то, что преподавать эту теологию будут именно через призму православия. Странно ожидать иного подхода от человека не просто воцерковленного, но имеющего церковный сан.

Митрополит не раз в своих заявлениях подчеркивал, что на светскость образования открытие кафедры никак не повлияет. В конце концов, если вы не выбрали эту кафедру, насильно вас слушать лекции никто не заставит.

Автор: Анастасия Богдашкина

Все это обсуждалось сто раз и обсуждается до сих пор.

Мне бы хотелось спросить:  а почему именно МИФИ? Вуз с ярко выраженной технической направленностью? Почему не какой-нибудь гуманитарный вуз? Историкам или, скажем, философам  или социологам кафедра теологии не пришлась бы разве больше к месту?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос (ну или попытаться) давайте отмотаем пленку событий на несколько лет назад.

В 2008 году в МИФИ, который хоть вуз и в основном технический, но носящий звание университета , то есть обучающего студентов самых разных специальностей, заканчивается прием на юридический факультет. Причина – слова Медведева о том, что зачем в ядерном университете юрфак? Совершенно не нужен он, мол. (А вот кафедра теологии – в самый раз. Университет же!)

В 2010 году при НИЯУ МИФИ открывается домовой храм. Богослужения, певческий кружок и прочие необходимые мероприятия  православных для учащихся и сотрудников МИФИ.

В этом же году символ вуза – статую студента, олицетворяющего девиз вуза «дорогу осилит Идущий» — перед приездом патриарха меняют на православный крест. Общественность негодует, но крест поставили.

После этого ряда вполне однозначных мероприятий, не менее абсурдных, чем открытие кафедры, просто не получивших такой резонанс в СМИ, стоит ли удивляться тому, что был выбран именно МИФИ?

Наверное, стоит. Студенты вот удивляться и возмущаться не перестают, но вузом управляют не они, а ректорат, который в плане православных мероприятий в вузе настроен, как складывается впечатление, очень инициативно.

Патриарх Кирилл непоколебимо стоит на о том, что православная Церковь никоим образом не вмешивается в светское образование (в том числе и в многострадальном МИФИ), он употребляет более присущее лексикону бизнесмена слово «партнерство». Социальное, мол взаимодействие.  Патриарха спрашивают – а кем же будут работать выпускники кафедры теологии? Как они будут зарабатывать на жизнь? И Кирилл ответчает: а вот же, преподавать будет в школах.

На фоне шумихи вокруг МИФИ шумиха вокруг введения в школьную программу предмета «Основы религиозных культур и светской этики» была не столь заметна. Этика, дело, безусловно, полезное, однако, как мне кажется (да и патриарху тоже!), неспроста на первом месте стоит религия.

Нет, не обязательно православие будут изучать четвероклассники (а потом, если верить автору программы духовно-нравственного развития и воспитания в начальной школе Александру Данилюку, то и во всех классах, включая выпускные), но и любые другие религии, которые предложит руководство школы. В зависимости от тех же регионов, например.

РПЦ сейчас больше напоминает не часть религиозного института, а огромную бюрократическую машину по аналогии с государственной, которой все мало. В школах открыли лкассы – нужные преподаватели – где взять – наоткрываем кафедр в вузах с лояльным  к православию руководством.

Попробуем подвести итоги.

Духовно-нравственное воспитание, так активно насаждаемое в школах и вузах, по-моему, вещь абсурдная. Такое человек должен воспитывать в себе сам, а не из-под кадила.
Проблема не в том, что в ядерном институте открыли кафедру теологии. Проблема в том, что под теологическим соусом будет подаваться.
И самая большая беда в том, что по всему миру веру принято путать с религией, а в России так еще и религию путают с РПЦ.

Анастасия Богдашкина,
специально для «Первого студенческого»

Вам также могут понравиться эти

X