«Люди важнее политики»: другая сторона теракта «Норд-Ост» - Медиапортал | Факультет журналистики ЧелГУ
ГлавнаяОстрый вопрос«Люди важнее политики»: другая сторона теракта «Норд-Ост»

«Люди важнее политики»: другая сторона теракта «Норд-Ост»

Невозможно представить, чтобы люди во время теракта оставались равнодушными. В эти страшные моменты особенно чувствуется, как в них просыпается гуманность и как им небезразлична судьба тех, кто поневоле оказался в эпицентре событий. Теракт на Дубровке, известный также как «Норд-Ост», заставил москвичей выйти на улицы города и требовать помощи для заложников. Пока обычные люди пытались решить вопрос жизни и смерти, власти старались урегулировать политический конфликт и будто забыли о судьбе горожан, запертых террористами в главном зале театра. Фотокорреспондент Александр Поляков с помощью снимков рассказал о митингах, гуманности и значимости жизни заложников во время теракта.

Все началось 23 октября 2002 года. Театральный центр на Дубровке в Москве. Постановка мюзикла «Норд-Ост». Завершение первой сцены второго действия. Около 900 человек, включая зрителей, персонал театра и актеров. Так можно кратко описать тот вечер перед кульминационным моментом. Этому культурному времяпрепровождению не суждено было окончиться хорошо: в здание ворвались чеченские боевики, которые взяли в заложники всех людей, оказавшихся по воле случая на представлении известного мюзикла. Согнав в главный зал всех пребывающих в театре, террористы приступили к минированию помещений.

Журналистов, желающих получить эксклюзивную информацию, не подпускали к зданию театра, собственно, как и всех других людей. Исключением стали только известные личности, вроде Анны Политковской, Ирины Хакамады и Бориса Немцова, которых сами террористы потребовали пригласить к себе для переговоров. Чтобы следить за развитием событий и сделать нужные репортажные снимки, фотокорреспонденты были вынуждены проситься к хозяевам квартир, чьи окна выходили на театр – это была единственная возможность получить эксклюзив для своих редакций. Однако некоторые оставались на улицах, чтобы запечатлеть реакции людей, переживающих за судьбы заложников.

Фотограф Александр Поляков, ставший известным благодаря своим портретным историям, не связанным с трагедиями, но так ярко изображающим человеческие жизни, не мог остаться вдали от того потрясения, которое испытали люди во время происходящего теракта.

Александр Поляков

Он мастерски фиксирует на пленку чувства людей. Поэтому его появление в период событий «Норд-Оста» было ожидаемым, ведь столько судеб затронуло это событие. Огромное количество москвичей, среди которых и родственники заложников, и совершенно не связанные с событием люди, тогда покинули свои дома, чтобы посодействовать и, если возможно, помочь тем, кто оказался втянут в международный конфликт, обернувшийся террористическим актом.

Видим ли мы на снимках с теракта отношение фотографа к происходящему? Скорее, нет, потому что он просто предоставляет своему зрителю определенную картину событий и дает шанс каждому самостоятельно определить его отношение к той или иной сцене. Вызывают ли кадры эмоции? Определенно, да, потому что мы видим состояние людей в тот момент, их немые переживания и кричащие плакаты, которые они специально подготовили к митингу, и невольно поражаемся их самоотдачей.

Фотокорреспондент решил акцентировать внимание именно на митингующих людях и уличной суматохе.

Внутри театра все оставались в неведении: боевики не озвучивали никаких требований, чтобы взамен выпустить заложников, но было известно, что их главное желание связано с политикой – отряд захватчиков хотел добиться вывода российских войск из Чечни. Поэтому власти нашей страны были прежде всего озабочены разрешением конфликта с политической стороны. Социальная сторона такого внимания не могла получить: еще живые, но ослабевшие заложники долгое время находились в голоде и без необходимой медицинской помощи.

Собравшиеся у театра люди держали красноречивые плакаты, которые своими краткими и точными словами буквально кричали о том, что нужно оставаться гуманными. Александр Поляков, интересующийся настроениями людей в тяжелые дни теракта, успел снять множество кадров обычных москвичей, который не оставались в стороне и требовали облегчить существование заложников в стенах театра – дать им как можно больше воды и лекарств.

Его внимание привлек простой белый плакат с огромными черными буквами. Всего одна фраза, которая одновременно вдохновляет и огорчает тем, что в нашей стране это не так. Люди важнее политики.

Александр Поляков / Sputnik / Scanpix / LETA

Митингующие умоляли прекратить войну и вывести российские войска из Чечни, как того желали террористы, однако политические деятели не видели в этом необходимости и следовали своим планам. Поляков продолжал снимать происходящее, не упуская из виду появившихся чекистов, готовых на штурм, и простых людей, требующих мирное урегулирование конфликта. Главная ошибка, за которую многие осудили властей и назвали их поступок бесчеловечным, – это решение пустить усыпляющий газ неизвестного происхождения, чтобы в здание смог войти отряд военных.

Газ впоследствии помог освободить заложников и обезвредить террористов, но какой ценой? Более 100 человек погибли после завершения штурма: одни – от удушья из-за неправильной транспортировки пострадавших в бессознательном состоянии, другие – от вредоносного влияния компонентов газа, с которым организм не смог справиться.

Здоровье всех заложников было так или иначе подорвано. Выжившие после освобождения продолжают переживать последствия не только голода и несвоевременной медицинской помощи, но и запуска усыпляющего газа в помещение театра.

Фотокорреспондент утверждал, что снимал реальную жизнь и старался не передавать кадрам собственные ощущения от происходящего хаоса, но волнение Полякова отчасти заметно в его работах. Поэтому от получившихся фото веет пониманием и страхом за людские жизни. Фотограф любил говорить о своей деятельности в том ключе, что он снимает исключительно сердцем и душой, закладывает мысль в кадры, а не просто делает очередной репортаж. Ведь зрители чаще всего запоминают именно героев, а не сами фотографии. Поэтому Александр старался фиксировать моменты эмоциональных потрясений очевидцев теракта. Тем не менее, ему, как профессионалу, приходилось оставаться в стороне от основных событий и лишь рассказывать своим зрителям с помощью фотографий, какими ценностями обладают люди и как настойчиво они просят спасать, а не губить других.

Теракты с участием невинных людей – тема неоднозначная, особенно для фотокорреспондентов, которым необходимо всеми способами сделать действительно впечатляющие снимки для уникальной новости о происходящих событиях. Несколько фотокорреспондентов в дальнейшем отправили свои хроники теракта на престижные конкурсы. Александр Поляков же свои снимки предоставил только редакции – об участии в конкурсах речи не шло. Некоторые фотографы, снимавшие «Норд-Ост» были уверены, что получать премию за фото трагедии еще менее гуманно, чем усыплять заложников газом неизвестного происхождения. Полякову было важно оставаться человеком в неоднозначных условиях, но также он понимал, что репортажная съемка различных военных конфликтов может быть сама по себе не такой уж человечной. Фотокорреспонденту удалось запечатлеть действительно показательные моменты, которые иногда теряются в тех многочисленных событиях, происходящих у нас на глазах. Моменты, во время которых раскрываются истинные ценности людей, в частности, человеческая жизнь и мирные отношения не только внутри страны, но и между различными государствами. Ведь люди действительно важнее.

Последний комментарий
  • Именно тогда Шендерович и задал общий тон – обвинять власть в трагедии. Теперь ежегодно, обычно к годовщине «Норд-Оста», выходят различные передачи, интервью и колонки, где бесчеловечные русофобы общаются с выжившими заложниками, играют на их чувствах, заставляя вспоминать «добро» боевиков и «жесткость» пытавшихся их спасти силовиков. Портал «Сноб» заявил о необходимости наказать преступников, однако в публикации речь шла о тех, кто спасал или руководил операцией, но никак не о террористах, которые мертвы или же находятся в тюрьме. Главным обвинением в сторону правоохранителей оказалось «почему случился теракт и что помешало его предотвратить».