«Молодёжка» спустя шесть лет

Когда был младше и ещё учился в школе, наша учительница по русскому языку и литературе регулярно заставляла нас выбираться в Челябинск на различные театральные постановки по произведениям школьной программы. Их было довольно много, и все они смешиваются в памяти в один большой литературный ком. Однако две стоят особняком, держаться, ничуть не исказившись в памяти, и я думаю, что не у одного меня. В конце концов, именно после их просмотра наша славная традиция и заглохла.

Неоценённые драгоценности

Речь пойдёт о спектаклях «Капитанская дочка» и «Горе от ума» в исполнении Челябинского Молодёжного театра. Помню, что восприняты они были как моими одноклассниками, так и учительницей довольно неоднозначно, а в кругу моих друзей вообще было принято над ними подшучивать. В ряд недостатков постановок мы ставили их несуразность, вольность интерпретации классических оригиналов, а также дурачество актёрского состава на сцене. И сейчас, шесть лет спустя, я смотрю на нас, зелёных и неопытных, и понимаю, что мы, плебеи, не увидели потрясающего авторского замысла, который эти произведения оживлял.

Капитанская дочка

Начнём с «Капитанской дочки». Это вообще несценическое произведение, и сам факт того, что его удалось поставить в театре – огромная заслуга режиссёра. Но это так, к слову. Сейчас вспоминается, что повествование велось от лица уже постаревших Маши и Петра Гринёвых, всё время находящихся где-то с краю сцены и сопровождающих своими эмоциями те или иные события. Мы это не подметили, но ведь это такой режиссёрский ход! Это же ремарки автора, которые удалось без вреда для композиции постановки в неё вставить! Над этим наверняка пришлось много работать, а мы даже глазом не споткнулись об это.

Что же, идём дальше. Помнится сцена с пугачёвскими вояками в Белогорской крепости, где те устроили дебош: бегали, прыгали, кидались ножиками в деревянный пол и трясли стульями, словно у них в руках пулемёты. Похихикали, подумали про себя «ну и бред» и пошли смотреть дальше. А ведь это было хорошо. Не стоит забывать, что театр молодёжный и на молодёжь рассчитан. Конечно, пулемёты-табуретки могли быть излишеством, однако мы же над этим смеялись, а значит, обратили внимание. Более того, это же в духе дебоша, который могли устроить эти безбашенные бунтовщики.

Поговорим и о финальной сцене постановки. Когда Маша рассказывает о несправедливом обвинении Петра Екатерине II, та делает властный жест рукой, после которого освобождённый Гринёв бежит в объятия своей возлюбленной, и на них сыпется дождь из золотых конфетти, в то время как императрица уходит в залитую светом комнату, полную повешенных тел. Тогда мы сочли это странным, но сейчас я вижу, что это было иносказание. Режиссёр стремился показать, насколько крупно несчастным повезло, и какую судьбу изначально готовил им жестокий век.

Горе от ума

Если «Капитанская дочка» навела на какие-то мысли, то «Горе от ума» стала последней каплей. Спектакль я всё ещё считаю скорее провальным даже спустя все эти годы, однако понимать его я всё равно начал лучше. Рассмотрим лишь два эпизода, потому что к этой постановке я не испытываю пиитета.

Одна из первых сцен Чацкого и Софии, где первый говорит об умении совмещать веселье и дело. Произнося свою знаменитую фразу «Когда дурачиться – дурачусь, когда в делах – я от веселий прячусь, а смешивать два этих ремесла есть тьма искусников, я не из их числа», он делает паузу перед словом «дурачусь» и несколько секунд скачет на стуле, на котором сидел. При этом София, как и зрители, смотрят на него с полным непониманием и некоторым пренебрежением. Мол, ну и дурак. Однако сейчас я думаю, что это была показательная сцена: Чацкий – живой человек, его эмоции, как и мысли, абсолютно искренние, и он не боится их выражать. От чего «молодёжная» София и негодует.

И одна из последних сцен, а именно бал. Тут я отмечу не что-то конкретное, а весь бал в целом: электронная музыка, диско шар, откровенные костюмы, вычурные и неестественные танцы – прям рейв-пати 90-х. Сам Чацкий шарахается от всего этого, чувствуя свою чуждость данному месту и обществу. Мы об этом не думали, но мне кажется, что автор хотел так показать несовместимость фамусовского общества и героя, а также моральный упадок и несоответствие заявленного статуса «сливок общества» действительности у первого.

К чему это мы всё?

А к тому, что даже к таким старым и уже, казалось бы, неактуальным знаниям бывает полезно возвращаться. Годы идут, мы меняемся, и то, что ранее нам казалось несуразным и глупым, может неожиданно предстать глубоким и хорошо продуманным, показать себя с новой, совершенно неожиданной стороны. Хех, мне стоит чаще этим заниматься.

About the Author

Вам также могут понравиться эти

X