«В России писать про будущее глупо, стыдно и не модно» - Медиапортал | Факультет журналистики ЧелГУ
ГлавнаяГлавные новости«В России писать про будущее глупо, стыдно и не модно»

«В России писать про будущее глупо, стыдно и не модно»

К столетию со дня великой февральской революции было снято множество документальных фильмов, написано множество исторических материалов, выпущено множество различных проектов, среди которых один совершенно уникальный по своей задумке и исполнению – «1917. Свободная история». Создатель проекта, журналист и писатель Михаил Зыгарь о новостной журналистике, своем видении истории и социальной сети для мёртвых.

– Вы создали самый необычный исторический проект современности, который рассказывает людям о прошлом. А что значит история в вашем понимании?

– На самом деле, история, которой я занимаюсь, да и история в принципе существует не для того, чтобы говорить о прошлом. История – это способ порассуждать о будущем и поразмышлять о важном. Я понимаю, что практически все отечественные журналисты пишут про прошлое. Так принято. Потому что глупо, стыдно, не модно и наивно писать про будущее. Как можно говорить про будущее в России? Про экономику? Про политику? Это ведь совсем не комильфо. Мне кажется, что единственный способ как-то задумываться о будущем, это прикинуться, что мы рассказываем про историю. Потому что история это как бы репетиция настоящего и будущего.

Единственный способ как-то задумываться о будущем, это прикинуться, что мы рассказываем про историю

– Вы много лет успешно занимались журналистикой и писательством. Почему и когда решили уйти в историю?

– Уже довольно давно я обнаружил, что у меня есть одна претензия к журналистике, особенно новостной, – сегодня она не имеет никакого отношения к жизни или, по крайней мере, не всегда имеет. Это никакие не новости, это типичные псевдоновости, причем самые интеллектуальные псевдоновости, которые возникают в мировом информационном пространстве. Есть большое количество новостей, которые высосаны, например, не из чугунной ракеты, а из пальца, и которые совсем никак не отражаются на нашей жизни.

Я долго размышлял на эту тему и решил, что не хочу этим заниматься, хочу заниматься чем-то важным, например, сторителлингом, но в каком-то более интересном формате. Я хочу говорить про ценности, хотя это не модно и в общем даже стыдно. С этого и началась наша креативная студия, которую мы создали два года назад. Мы решили, что будем заниматься проектами, которые нам нравятся, которые мы хотим делать. Решили, что начнем с истории, а там посмотрим.

– Первой пришла идея создания проекта о революции?

– Да, верно. Мы начинали мы с проекта «1917». У нас появилась идея создания так называемой вселенной. Мы хотели создать соцсеть для мёртвых, которая была бы населена людьми, жившими сто лет назад. Это абсолютный нон-фикшн, включающий дневники и письма людей, которые жили в нашей стране в 1917 году. Эта соцсеть – прямая возможность любого человека, живущего сейчас, оказаться другом, товарищем, соседом Ахматовой, Цветаевой, Павловой, Шаляпина, Вертинского, Ленина и т.д. Всего мы оцифровали три тысячи героев с их дневниками и письмами. Три тысячи героев за два года.

– Как аудитория отреагировала на ваш проект? Какой отклик вы получили?

– Мы поняли, что это странно работает, когда начали получать огромное количество личных сообщений во «ВКонтакте». Пользователи начали писать героям: Распутину, Николаю II, Бунину, Ленину. Герои начали получать огромное количество писем от подростков, которые предупреждали их о том, что будет дальше: «Отец Григорий, не ходите в гости к Феликсу Юсупову», «Коля, не надо ехать на станцию «Дно», там засада». Это продолжалось на протяжении всего года. И тогда мы поняли, что попали прямо в цель. Мы заставили людей копать дальше, мы заставили людей читать дальше.

– Какая возрастная категория активнее всего принимала участие в проекте? И для какой возрастной категории изначально создавался проект?

– С самого начала мы хотели, чтобы этот проект был для тех, кто совершенно ничего не знает про историю и кому будет проще подружиться с героями, то есть для их сверстников. Мы не ожидали, что столько людей включатся в эту игру. Мы получали отзывы от самой разной возрастной аудитории. С одной стороны, у нас возникло очень большое ядро людей, которые просматривали этот контент на сайте, возрастом от 25 до 40 лет. С другой стороны, аудитория, которая читала нас через соцсети, то есть через «ВКонтакте»,  и тут возрастная категория определилась как 15-25 лет.

Отец Григорий, не ходите в гости к Феликсу Юсупову

Коля, не надо ехать на станцию «Дно», там засада

– Как СМИ отреагировали на ваш проект?

– Стоит сказать, что проект «1917» оказался среди журналистов куда более популярен за пределами России, нежели внутри страны. В России всего два издания обратили на нас внимание ­– «Медуза» и «Дождь». Одно из них находится за пределами нашей страны, второе тесно связано со мной. Для сравнения на Западе о нас написали практически все крупные издания. Именно тогда я понял, что с этим жанром можно экспериментировать не только в России.

– Как происходила монетизация проекта?

– Мы решили, что самое главное – идея, а способ монетизации найдется по ходу. Нам повезло, задумка оказалась такой безумной, что сначала мы заключили рекламный контракт со «Сбербанком», а потом и с «Яндексом». Мы, можно сказать, присутствовали при рождении такого явления, как «Издательство Яндекса». Потому что, когда мы пришли к ним с этой странной идеей, они сказали: «Замечательно. Мы чувствуем, что хотим создавать контент, и как раз сейчас планируем вкладываться в его создание». Так «Яндекс» помог нам распространить первый странный проект, который мы придумали.

– Насколько я знаю, проект «1917» закончился и после него вами был запущен еще один проект – «Карта истории». Расскажите о нем.

– Да, действительно, проект закончился. И его непосредственным продолжением стал проект «Карта истории». Он сделан совсем в другой технологии. Это, скорее, игра. Точнее, игровой сериал, который позволяет человеку прожить жизнь какого-то известного героя. В первом сезоне, который рассказывает про Гражданскую войну, можно прожить жизнь четырех разных людей. На каждом этапе жизни героя ты можешь делать за него выбор. Каждый раз, когда герой оказывается перед моральной дилеммой, это твоя моральная дилемма. Это не просто попытка поиграть с аудиторией, а очень важный философский выбор. С точки зрения данного проекта, история – череда выборов, которые делают конкретные люди. История состоит из ошибок и заблуждений. Это мы видим по проекту «1917» и еще более отчетливо по данному проекту. Нет такого момента, когда прилетели инопланетяне и навязали нам что-то. Всегда конкретные люди делают свой конкретный выбор.

– Расскажите о своих дальнейших планах.

– Наши проекты – эксперимент, в окончательном успехе которого я не уверен. Мне кажется, что они правильны, но может оказаться, что в конечном итоге для потребления это не совсем верный продукт. В этом году мы запускаем похожий на «1917» проект, который будет про 1968 год. Проект будет многоязычным, одновременно он будет существовать на английском, французском и русском языках и представлять собой сериал.

– Почему именно 1968 год и в чем основное отличие от проекта «1917»?

– Потому что как звучит слоган нашего проекта: «Это год, когда все началось». На наш взгляд, именно в этот год возник тот современный мир, в котором мы сейчас живем. Если в проекте «1917» мы предполагаем, что у каждого человека в то время есть страница в «Фейсбуке» и возможность постить туда свои мысли, то в проекте «1968» мы предполагаем, что у каждого человека есть телефон. Планируется выпуск пятидесяти серий, суть которых будет заключаться в том, что у нас появляется возможность заглянуть в телефоны Джона Леннона, Мохаммеда Али, Юрия Гагарина, академика Сахарова, Фиделя Кастро, Габриэль Гарсия Маркеса, Че Гевары и других интересных людей, которые проживают важный этап своей жизни.

Нет комментариев

Приносим извинения, но пока комментарии закрыты